Если бы кто-то в России, как в США, сжег "Коран"...

Цель нашей компании - предложение широкого ассортимента юридических услуг на постоянно высоком качестве обслуживания.

Еще три дня назад во всем мире кипели страсти, вызванные намерением пастора церкви евангелистов из Флориды Терри Джонса сжечь 11 сентября Коран. Так пастор хотел выразить протест против плана строительства мечети на месте разрушенных башен-близнецов.

Какими бы не были цели пастора, его намерение вызвало недовольство не только в исламских странах (в ряде мусульманских стран Азии проходили многотысячные протесты), но и на Западе. Вмешался даже президент США Барак Обама. Он призвал пастора не сжигать Коран, и пастор последовал просьбе президента.

Правда, два других пастора-евангелиста - из штата Нью-Йорк и Теннеси - реализовали то, что задумывал их коллега из Флориды. Они все-таки сожгли по экземпляру Корана.

Отставив моральную сторону этого события, а также соображения религиозного характера, мы решили разобраться, какие правовые последствия могут быть у подобного действия в России. Что было бы, если кто-то в нашей стране сжег Коран или любую другую священную книгу (например, Библию)? Кроме того, интересно узнать, как в Европе, предположим, в Германии, законодательство классифицирует подобные действия и предусматривает ли какое-либо наказание за них.

За оперативными разъяснениями мы обратились к нашим коллегам в юридическое бюро "Виртус-Лекс" и юридическую компанию "Юков, Хренов и партнеры".

Сожжение священной книги квалифицируется в России как преступление

Представители и той, и другой компании сразу заметили, что Конституция РФ прямо запрещает ограничивать права граждан по признакам национальной, расовой и религиозной принадлежности. Сожжение Корана или, скажем, Библии, Торы, можно расценивать как оскорбление национальных или расовых чувств, традиций, убеждений, отношения к той или иной форме религии. А значит, можно говорить о преступлении.

Причем согласно пункту "е" части 1 статьи 63 УК РФ, религиозный или национальный мотив, является отягчающим обстоятельством при совершении преступления.

По мнению юристов, учитывая многонациональность нашей страны, население которой исповедует разные религиозные учения, а также сложившуюся политическую обстановку, любое неуважение на религиозной почве, призыв к отказу от той или иной религии может стать искрой, из которой разгорится "пожар".

Между тем, федеральный закон "О свободе совести и о религиозных объединениях" устанавливает равенство всех российских граждан во всех областях нашей жизни, независимо от их религиозной принадлежности. Этот закон также запрещает как принуждение к религии, так и принуждение отказаться от исповедуемой религии.

Имеет значение, как именно, при каких обстоятельствах сжигалась книга

На это обратила внимание управляющий партнер юридического бюро "Виртус-Лекс" Юлия Мешкова . Она предположила, что священную книгу человек может сжечь, допустим, у себя во дворе, либо просто на улице, поддавшись своему эмоциональному настрою и стремясь выразить лишь собственное мнение к религии.

Наказание за деяние в таком случае будет не столь серьезным. Максимум, что можно инкриминировать, - это хулиганство (нарушение общественного порядка, выражающего явное неуважение к обществу, совершенное по мотивам расовой, национальной или религиозной ненависти). И совсем другое, если Коран или Библия сжигается публично, демонстративно, с привлечением общественности и СМИ. Как сказал Сергей Смирнов, юрист юридической компании "Юков, Хренов и Партнеры" , в таком деянии налицо признаки состава преступления, предусмотренного частью 1 статьи 282 УК РФ. Составом преступления являются действия, направленные на возбуждение вражды либо ненависти по признаку отношения к религии.

За это предусматривается штраф в размере от 100 тыс до 300 тыс рублей или в размере заработной платы либо иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет. Допускается и лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет. Суд может приговорить обвиняемого и к обязательным работам на срок до ста восьмидесяти часов, либо к исправительным работам на срок до одного года. Самая крайняя мера - лишение свободы на срок до 2 лет.

Юлия Мешкова считает, что публичное и демонстративное сожжение священной книги вполне можно квалифицировать как экстремизм. Уголовный кодекс РФ предусматривает за действия такого рода наказание в виде лишения свободы.

Также такое публичное "мероприятие" может быть признано несанкционированной массовой акцией. Во-первых, она должна быть организована и проведена в соответствии с ФЗ "О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях". А во-вторых, существует императивный законодательный запрет на осуществление экстремистской деятельности при проведении публичных мероприятий.

Особенно плохо, когда сожжение - дело рук священнослужителя

Такие действия Батюшки, Раввина, Муфтия, Ламы, по мнению Сергея Смирнова, могут квалифицироваться как деяние, совершенное лицом с использованием своего служебного положения (по пункту "б" части 2 статьи 282 УК РФ).

Санкция за это такая: штраф от 100 тыс до 500 тыс рублей или в размере заработной платы либо иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет. Кроме того, священнослужителя суд может лишить права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до 5 лет, приговорить к обязательным работам на срок от 120 до 240 часов, либо к исправительным работам на срок от 1 года до 2 лет, либо лишить свободы на срок до 5 лет.

Говорить и делать - не одно и тоже

Когда человек лишь заявляет о намерении совершить что-либо (как пастор Терри Джонс), это является лишь стадией формирования преступного умысла. Этого недостаточно, чтобы привлекать к уголовной или к административной ответственности. Она применяется, если определенные действия, направленные на реализацию умысла и подпадающие под объективную сторону правонарушения, были совершены.

Такой порядок в России в принципе совпадает с положением многих других стран.

В Германии скорее всего не накажут даже за публичное сожжение священной книги

В немецком уголовном кодексе существует понятие "деяний, оскорбляющих религиозные взгляды людей". Однако, полагают эксперты, законодатели вряд ли имеют в виду именно случаи публичного сожжения религиозных книг. При этом уголовное законодательство однозначно предусматривает наказание за оскорбление памяти усопших или религиозных церемоний.

Ничего конкретного не говорится о подобных случаях и в параграфе 166 Уголовного кодекса Германии. Здесь речь идет о наказании (до трех лет тюрьмы) за довольно абстрактное "публичное оскорбление религиозных объединений и представлений".

Немецкие юристы подводят под эту статью нашумевшие карикатуры на пророка Мухаммеда или публичные оскорбления церкви и попытки представить ее как преступную организацию.

Тем не менее, тот, кто решил бы сжечь религиозные тексты публично, с привлечением прессы, при этом не высказываясь против самой религии, по мнению юристов, вряд ли подлежит наказанию. Эксперты полагают, что ситуация могла бы быть квалифицирована в соответствии с параграфом 166 Уголовного кодекса Германии только в том случае, если бы церемония сожжения сопровождалась публичными лозунгами, оскорбляющими религию, например, такими как "ислам - порождение дьявола".

Германия: сожжение Корана или Библии - молчаливый протест, если только не перечислены все, кого конкретно оскорбляют

Есть еще одно положение в немецком законодательстве, которое может помочь при рассмотрении предполагаемого сожжения Библии или Корана: параграф 130 немецкого Уголовного кодекса, где идет речь о разжигании розни по какому-либо признаку. Однозначно наказанию подлежат действия, нарушающие общественное спокойствие и мир или влекущие столкновения одних общественных групп с другими.

Если проанализировать немецкую судебную практику, выясняется, что под действие этой статьи подпадает, например, публичное отрицание холокоста или требование выдворить всех иностранцев за пределы страны. Однако в нашем случае это положение законодательства тоже неприменимо, так как публичное сожжение священных текстов скорее всего будет классифицировано как молчаливый протест против конкретной религии.

В немецком уголовном кодексе оговорено и наказание за оскорбление личности ( параграф 185). Однако публичное сожжение священной книги вряд ли подпадает под действие этой статьи. Дело в том, что здесь оскорбляется интерес религиозной общины как таковой, а не конкретных верующих.

Немецкие суды неоднократно высказывались за то, что "христиане" или "мусульмане" сами по себе не могут быть объектом оскорбления. Другое дело, если сжигающий поименно перечислит всех тех, кого он оскорбляет (список имен, согласитесь, скорее всего будет некоротким), сжигая Библию или Коран. В таком случае параграф 185 уголовного кодекса может быть применен. Но вряд ли кто-то будет во всеуслышание перечислять фамилии конкретных граждан перед тем, как сжечь священную книгу.

Таким образом, получается, что публичное (даже в присутствии прессы) сожжение священных книг, не сопровождаемое экстремистскими лозунгами или прокламациями, подстрекающими к уничтожению конкретных представителей той или иной религии, вряд ли может стать причиной тюремного заключения. Конечно, это оскорбит чувства верующих или будет осуждено как неэтичное деяние, однако судебные перспективы у подобного дела в Германии, скорее всего, минимальны.