Спор о 50% «Баскин Роббинс». У Мосгорсуда свой взгляд на законы и ВС

Цель нашей компании - предложение широкого ассортимента юридических услуг на постоянно высоком качестве обслуживания.

Завтра Гагаринский районный суд Москвы повторно рассмотрит иск 70-летней женщины Маргариты Абрамян, которая добивается права на часть имущества, нажитого ею вместе с супругом Юрием Абрамяном за 44 года. Речь идет, ни много ни мало, о крупном морозильном холдинге, на который приходится 40% рефрижераторных мощностей Москвы. Говоря проще, 40% от всего оборота мороженого в столице.

Дело это, в принципе достаточно типичное, показывает не только то, как сложно добиться справедливого решения при очевидных, казалось бы, обстоятельствах. Оно демонстрирует, как далеки еще суды общей юрисдикции от слаженной работы и применения единых подходов в рассмотрении аналогичных дел. Ведь Мосгорсуд и вольно обращается с законодательством, и игнорирует разъяснения ВС РФ, и ставит судью первой инстанции в положение, когда он должен выбирать между законом и небезупречными указаниями вышестоящей инстанции.

Гагаринский суд ранее уже рассматривал это дело и вынес по нему решение. Но другая претендентка на наследство обжаловала его в Мосгорсуд. Он отменил решение нижестоящего суда и отправил его на новое рассмотрение, сопроводив странными комментариями, которые не совсем согласуются ни с Гражданским, ни с Семейным кодексами, а также показывают пренебрежение к позиции ВС РФ по данным вопросам.

В итоге Маргарита Абрамян рискует остаться без причитающейся ей доли наследства. Нелегко придется и федеральному судье Гагаринского районного суда Москвы Елене Черныш - ей предстоит выбирать между законом и разъяснениями Мосгорсуда. Ведь они обязательны для нижестоящих инстанций.

Юрий и Маргарита Абрамян развелись в 2005 году, но претендовать на наследство бывшая жена стала значительно позже

Прожив в браке с 1961 года, Юрий и Маргарита Абрамян развелись в декабре 2005 года. Брак между ними был расторгнут решением мирового судьи судебного участка №195 Можайского района г. Москвы.

В 2006 году Юрий Абрамян женился на Лейле Адамян.

Как рассказал адвокат Московской коллегии адвокатов «Князев и партнеры», Александр Селютин, представляющий интересы Маргариты Абрамян в суде, после развода для нее в сущности ничего не изменилось. Хотя ее бывший муж уже был женат на другой женщине, он продолжал обеспечивать прежнюю супругу всем необходимым. Более того, он даже не все вещи перевез в новую квартиру, к новой жене, и иногда заезжал к Маргарите Абрамян, чтобы перекусить и переодеться.

Огромным холдингом, который был создан в период брака с бывшей женой, по-прежнему управлял Юрий Абрамян. Маргарита Леонидовна ни на что не претендовала. Просто потому, что ей это не нужно было.

А холдинг, надо сказать, весьма приличный. В него входят несколько крупных компаний: ОАО «Хладокомбинат №9», завод «Баскин Роббинс» (ЗАО «БРПИ», на котором производится американское мороженое), ОАО «Хладокомбинат №7». Все эти предприятия составляют около 40% всех рефрижераторных мощностей Москвы.

Но в 2009 году случилась трагедия. 1 апреля Юрий Абрамян скончался. И вот тогда Маргарита Абрамян решила воспользоваться своим правом на часть собственности, которая появилась у ее бывшего мужа в то время, когда он жил с ней в законном браке.

22 апреля 2009 года женщина обратилась к нотариусу с заявлением, в котором попросила выделить свою супружескую долю.

Отказ нотариуса побудил Маргариту Абрамян пойти в суд. Это и есть момент, когда женщина узнала о нарушенных правах

Нотариус, исходя из законодательства, конечно же, отказал женщине в просьбе, так как она уже не состояла в браке с Юрием Абрамяном. Прямыми наследниками оказались дочь умершего Виолетта Абрамян (она, кстати, принимала активное участие в управлении компанией и является одним из трех ее акционеров) и его новая супруга Лейла Адамян.

Чтобы защитить свое право на долю в имуществе, совместно нажитом с бывшим мужем, Маргарита Абрамян в августе 2009 года подала иск в Гагаринский районный суд г. Москвы к прямым наследникам. В январе 2009 года суд (рассматривала дело судья Волчкова Е.В.) признал ее право собственности на земельный участок и жилой дом, а также на ? долю акций холдинга (решение суда вы можете изучить здесь).

Лейла Адамян не согласилась с решением Гагаринского районного суда Москвы и обжаловала это решение в Мосгорсуде. Его судебная коллегия под председательством Базьковой Е.М. в составе судей Брагинской Е.А. и Дегтяревой О.В. отменила решение и отправила дело на новое рассмотрение. Обоснование Мосгорсуда выглядит весьма странным и сомнительным (определение Мосгорсуда об отмене решения Гагаринского районного суда Москвы находится здесь).

Странное утверждение Мосгорсуда № 1: супруги уже разделили имущество раньше. Но подаренная доля квартиры - не раздел

Вообще-то никакого раздела имущества при разводе супруги не производили. Почему же тогда Мосгорсуд утверждает обратное? Как выяснилось, еще до расторжения брака с Маргаритой, в сентябре 2005 года, Юрий Абрамян оформил договор дарения на долю квартиры и гаражного бокса и передал своей жене в собственность. Именно это Мосгорсуд и классифицировал как раздел имущества. Но разве можно всерьез говорить о таковом, когда самое главное имущество - огромный холдинг - целиком остался в собственности бывшего супруга?

По мнению адвоката Московской коллегии адвокатов «Князев и партнеры» Александра Селютина, вывод Мосгорсуда о разделе имущества противоречит нормам подпунктов 2, 3 статьи 38 СК РФ.

Такого же мнения придерживается и управляющий партнер юридического бюро «Виртус - Лекс» Юлия Мешкова. Она полагает, что сделку по дарению доли квартиры и гаражного бокса признать разделом совместно нажитого имущества нельзя. Раздел имущества производится либо по письменному соглашению супругов, которое можно также «для верности» оформить при участии нотариуса либо в судебном порядке. Суд в своем решении указывает, кому какое имущество принадлежит.

Юлия Мешкова считает, что муж просто подарил жене часть имущества, все остальное, совместно нажитое в период брака, осталось в их общей совместной собственности.

Сомнительное утверждение Мосгорсуда № 2: истек срок исковой давности. Но ГК и СК РФ, а также ВС РФ всвоих постановлениях указывают на иное

В своем определении Мосгорсуд указал, что суд первой инстанции неправильно определил срок исковой давности, в рамках которого Маргаритой Абрамян было подано исковое заявление. Если говорит проще, в Мосгорсуде считают, что трехлетний срок исковой давности истек, так как исчисляется он с момента расторжения брака.

Такая позиция противоречит не только нормам Семейного и Гражданского кодекса, но и разъяснениям Верховного Суда РФ о «начале течения сроков исковой давности».

Как следует из пункта 2 статьи 9 СК РФ, применяя нормы, устанавливающие исковую давность, суд руководствуется правилами статей 198 - 200 и 202 - 205 ГК РФ.

В статье 200 ГК РФ говорится: течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.

Очень четко говорится о том, как надо исчислять трехлетний срок исковой давности, и в Постановлении Пленума ВС РФ № 15 от 5 ноября 1998 г. «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака». А именно: срок следует исчислять не со времени прекращения брака (при расторжении брака в суде - дня вступления в законную силу решения), а со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.

О нарушенных правах собственника Маргарита Леонидовна Абрамян узнала лишь в мае 2009 года, когда обратилась к нотариусу и получила отказ в выдаче Свидетельства о праве собственности на долю в общем имуществе супругов.

Как заметили адвокаты Московской коллегии адвокатов «Князев и партнеры» Александр Селютин и Павел Попов, законодатель определил, что требование о разделе совместно нажитого имущества является правом лица, а не его обязанностью. Поэтому и сейчас Маргарита Абрамян может претендовать на имущество, нажитое в период совместного брака, длившегося 44 года.

А тот факт, что Маргарита Абрамян не предъявила встречного требования о разделе имущества при рассмотрении в 2005 году иска Юрия Абрамяна о расторжении брака к ней, не может лишать ее права на супружескую долю в совместно нажитом имуществе.

Аналогичная позиция выражена Верховным Судом Российской Федерации в Определении от 25 августа 2009 г. N 18-В09-54: «Если бывший супруг не обращалась с заявлением о выдаче свидетельства о праве собственности на указанную долю, нельзя расценить как ее отказ от этой доли, и невозможность признания за ней право на это имущество».

«Супругам действительно дают три года для того, чтобы уладить все вопросы по разделу общего имущества,- говорит управляющий партнер Юридического бюро «Виртус-Лекс» Юлия Мешкова. - Но надо помнить о том, что течение этого срока начинается не с момента прекращения брака, а с момента когда один из бывших супругов узнал о нарушении своих прав на общее имущество, то есть когда бывшая супруга узнала о том, что есть имущество, о котором ей не было известно в период брака. Тогда она вправе была обратиться в суд за признанием своего права собственности на половину. Безусловно нужно доказывать, что раньше она этого не знала и знать не могла».

Про доказывание - это логично. Но Мосгорсуд ведь категорично пишет - суд не правильно определил срок исковой давности.

Под вопросом и право женщины на имущество, и действия судьи, и порядок в системе судов общей юрисдикции

ГПК РФ обязывает районные суды, когда они выносят новые решения, придерживаться указаний вышестоящих инстанций, в данном случае - Мосгорсуда.

Но когда эти указания столь далеки от норм законодательства, можно ли рассчитывать на справедливое решение суда. Вправе ли семидесятилетняя женщина, прожившая 44 года в браке, надеяться, что оно будет именно таким, если предметом спора является крупный промышленный холдинг.

И чем руководствоваться судье Гагаринского суда при вынесении решения - указанием вышестоящей инстанции или законом, которому она призвана служить.

А самое главное: эта частная, казалось бы, история о разделе имущества и о наследстве, на самом деле показывает, сколь далеки еще суды общей юрисдикции от выработки единых подходов и практики в рассмотрении аналогичных дел. Очень далеки, если суд даже не первой инстанции может весьма вольно трактовать законодательство и пренебрегать разъяснениями Верховного суда РФ.